Sunday, March 3rd, 2024

День Социальной Сатиры: подборка великих сатириков 19 и 20 веков

Обложка: Анастасия Волкова

27 января 2023 года исполняется 197 лет со дня рождения одного из классиков русской литературы Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Для того, чтобы лучше разобраться в творчестве автора, понять какое место занимает сатира в нашей жизни, корреспондент «Таких.Медиа» сделал подборку авторитетных прозаиков, высмеивающих пороки общества в разные периоды 19 и 20 веков. 

С самого начала восходящая к латинскому слову «satur» – «сытый», этот термин был многокомпонентным римским блюдом, придуманным с целью закрыть первую человеческую потребность. Сатира прошла целый путь названий от «беспорядочного» содержания песен, каламбуров до жанра лирики (со II века до н. э.– II века н.э.) и завершила свое метаморфозное путешествие на понятии острой социальной насмешки. Нередко смех становится оружием, обладая которым писатель может вести оборону против пороков личности, а иногда и против общечеловеческих–социальных. 

Главным обличителем недостатков общества 60-80 годов 19 века можно назвать Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Почти все произведения писателя имеют сатирическую направленность. Стоит отметить, что жанр сказки был выбран не случайно и не из-за желания увлечь юное поколение литературой. Именно так автор избегал преследования интеллигенции, оставаясь в безопасной среде во времена сложной ситуации в России – нравственного террора и разгрома народничества.

Проблему деспотизма и бесконтрольного всесилия помещиков в России сатирик изобразил в сказке 1869 года «Дикий помещик». В экспозиции сказки помещик Урус-Кучум-Кильдибаев на «дикого» мало похож: «Всего у него было довольно: и крестьян, и хлеба, и скота, и земли, и садов», читателю показан потенциал возможного развития жизни дворянина. Однако Салтыков-Щедрин скрыл жестокую реальность в комедийном, полном гротеска сюжете. Так дойдя до крайней глупости, герой вымолил у Бога «избавление от мужика», помещик не осознает свое трагическое будущее без помощи крестьян. Писатель высмеивает его глупость в видении быта, без кухарок, все, чем тот может накормить гостей лишь леденец или печатный пряник. Без перманентного пособничества по хозяйству помещик становится похож на зверя. Так земля государства пустеет без труда мужиков, а исчезновение товаров со сказочного рынка намекает внимательному читателю на ухудшения рыночных связей в России. Гротеск сохраняется на протяжении всей сказки, а высмеивание порочного помещичества указывает на устройство жизни того времени, ведь крестьяне – созидатели всех благ. Именно на их работе держится благосостояние не только помещиков, но и всего государства.

В конце произведения читатель встречает вечное послание писателя о том, что дикий помещик живет до сих пор, в облике получеловека печально вспоминающего прошлое существование.

Слияние смешного и серьезного невозможно рассматривать вне контекста произведения «Нос» Николая Васильевича Гоголя. При поверхностном прочтении повесть насмешит своим гротеском и абсурдом происходящего. Обезличивая Ковалева, лишая его носа, Гоголь фокусирует внимание читателя на своеобразных приключениях уже самостоятельной части тела, сама мысль о том, что нос может заявить своему хозяину: «Я сам по себе» – комична. Размышлений о трактовках «Носа» много. Но большее внимание стоит обратить на его сатирическую составляющую.

Высмеиванию пороков предшествует заглавие повести. Ведь «Нос» – это часть лица Ковалева, отделившаяся не только от него, но и от всей композиции текста, став рамочным компонентом*. (Рамка текста – совокупность компонентов, которые «графически» отделены от основного текста произведения и чья основная функция – создание у читателя установки на его эстетическое восприятие.) Вместе с тем Гоголь – мистификатор сатиры, знающий латынь. Это дает право предположить о значении заглавия в латинском языке. Производное «Nasus» – можно понимать как тонкое чутье, проницательность, колкую насмешку, подтрунивание и розыгрыш. Допустим, автор берет сюжет внезапного исчезновения, с намерением показать потерю важной части тела человека, Гоголь соединяет «лицо» и «нос», таким образом сбежавший нос майора обретает личный портрет: у него есть брови, глаза, рот. Потеря носа привела к обезличиванию героя, в то время как ее беглец приобрел новый статус в социальной среде. Это позволяет ему высказывать независимое от хозяина мнение: «Судя по пуговицам вашего вицмундира, вы должны служить по другому ведомству». Так, можно предположить, что место человека в обществе, его должность, чин стоят выше его личности, внутреннего самоопределения. Эффект острой насмешки получился через устройство миропорядка в этой повести. Типичный день города смешался с невероятными обстоятельствами, Гоголь уличил Петербургское общество в вечной погоне за чинами, карьерой. Позднее в своей повести «Шинель » (1842 г.) Николай Васильевич написал: «Богатая часть города при помощи своих денег полностью подчиняет себе бедную. Бедная часть Петербурга – это словно тень второй, богатой части. Они имеют схожие очертания, но тень сера и не красочна, тогда как сам богатый город переливается всеми цветами радуги. Гоголевская сатира, построенная на облечении таких пороков, как чинопочитание, глупость, ограниченность, стала вдохновением для многих писателей XX века. К последователям искусства насмешки можно отнести А.П. Чехова.

В день Социальной сатиры стоит  вспомнить и осмеивание людских нравов в рассказах Антона Павловича Чехова. Ко многих в современном обществе будет применим термин «футлярность», который был введен в разговорную речь после публикации рассказа «Человек в футляре». 

В произведении Чехов объясняет, что «футлярная» жизнь – это зависимость людей от привычной рутины, установленных шаблонов, общественного мнения. На примере героя Беликова, учителя греческого языка, который все свои жизненные принципы переносит на окружающих его людей, но до ужаса боится чужих мнений и устоев, Чехов показывает, как порой люди отказываются от собственного счастья. Читателей смешит эта зацикленность героя все держать в рамках дозволенного, бытовые предметы и те в защите от влияний среды: «И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши…». 

Именно так, только вызвав у читателя улыбку, рассказ вынуждает каждого задуматься, что стоит за проблемой «футлярности»? Ведь если люди начнут стремиться отделить себя стенами от общества, этого человека настигнет судьба Беликова – оказаться в самом защищенном от чужих мнений месте – в гробу. 

Сатирические традиции представителей литературы XX века были развиты и переосмыслены приемниками искусства высмеивания. Способность в шуточной манере уличить в пороке героя на бумаге и человека над бумагой – истинный талант сатирика. Вместе с тем вечные проблемы разложения личности и социума проявляются под эффектом провокации читателя, после которого каждый из нас задается вопросом «Не про меня ли это?»