Monday, May 20th, 2024

«После постмодернизма остается только орать». Выставка в ММОМА

«Путешествие Нецезюдика в страну Бромбдингнегов», Анатолий Осмоловсикий.

Фотография: Полина Киселева

Образ художника, творца – архетип в искусстве. Художники изображают друг друга, самих себя, пытаются уловить суть образа и интерпретировать его. Казимир Малевич в автопортрете 1910 года выразил смену принципов своей живописи – от постмодернизма к авангардизму. На портрете – пристальный, почти демонический лик художника на фоне ярко-красных нагих «баб-купальщиц». 

Сергей Есенин в стихотворении 1924 г. обращается к памятнику Пушкина «на Тверском бульваре». Лирический герой сравнивает себя с великим поэтом, рассуждает о русском «культе» Пушкина, мечтает о нем. 

Мечтая о могучем даре

Того, кто русской стал судьбой,

Того, кто русской стал судьбой,

Стою я на Тверском бульваре,

Стою и говорю с собой…

С. А. Есенин, «Пушкину» 

Художник конца XX-начала XXI века – есть ли смысл говорить об его идентификации, когда эпоха постмодернизма переживает кризис, отсутствие новых идей. Все ли сказано, стоит ли «тревожиться» и «пыжиться», как об этом пишет Тимур Кибиров в стихотворении «Постмодернистское». Об этом рассуждают кураторы Московского музея современного искусства в выставке «Коснитесь кнопки затвора»

«Пригов», Анатолий Осмоловский. 
Из проекта «После постмодернизма остается только орать»
Фотография: Полина Киселева

В экспозиции сразу цепляет взгляд знакомое лицо: портрет кричащего Дмитрия Пригова, поэта, основателя московского концептуализма. Это работа Анатолия Осмоловского. Изначально она была частью инсталляции из 12 снимков кричащих художников, впервые представленной в 1992 году.  В зависимости от силы звука, издаваемого художниками, изготовляли паспарту (картонную рамку-обрамление). Чем громче крик – тем оно больше, вплоть до размеров целого снимка. У самых тихих паспарту сужалось до полного исчезновения. 

Работа Осмоловского «После постмодернизма остается только орать» является реакцией на кризис этого течения – эпоху постоянного заимствования и цитирования. Фото обрамлено барочной золоченой рамой с вычурными вензелями. Рама служит «обрамлением» разочаровывающей реальности: гнедущей современности, беспорядка и кризиса постсоветской действительности.  

Выход из круга заимствованных опосредованных мыслей художник видит в «чистом жесте», являющимся не описанием происходящего, а самим происходящим. Этот жест – истошный вопль. Этот крик соотносится с положением московского искусства 90-х годов, отрезанным от «российского» и охладевшего к ней искусства западного.    

Анатолий Осмоловский – основоположник московского акционизма, радикальный художник 90-х. Известен благодаря своим акциям-перфомансам. Прежде всего, это работа апреля 1991 года – «Э.Т.И. – текст» (в народе – «слово на Красной площади»), приуроченная к вышедшему недавно «Закону о нравственности» (запрет мата в общественных местах). 

«Э.Т.И.-текст», группа «Э.Т.И». Источник.

На выставке представлен второй яркий фото-перформанс Осмоловского – «Путешествие Нецезюдика в страну Бромбдингнегов» 1993 года (или «Маяковский/Осмоловский»). Художник нанял подъемный кран, поднялся на высоту плеча бронзового Маяковского на Триумфальной площади и оттуда закурил «буржуйскую» сигару. 

Выставка «Коснитесь кнопки затвора» проходит в образовательном центре ММОМА до 25 июля. 

Сайт музея