Thursday, April 18th, 2024

Музыка в кино: специфика мелодий в мультфильмах Хаяо Миядзаки

Феномен Хаяо Миядзаки заключается в умении достучаться до ребенка в каждой своей работе. В мультфильмах он уделяет огромное внимание деталям, образам и многочисленным символам. Проекты режиссера — несомненно яркие образцы синтетических произведений искусства: сценарий, анимация и звук важны поровну. Если убрать одну из составляющих — пазл просто не будет складываться. Вот почему музыка играет одну из ключевых ролей в понимании произведений автора. Музыка в волшебном мире Миядзаке специфична, она устроена определенным образом.

Как устроена музыка в его волшебном мире и в чем ее специфика? Почему много музыки — не всегда хорошо? Причем тут импрессионисты и Харви Вайнштейн? Время разобраться.

«Мой сосед Тоторо», 1988

Тоторо — один из самых известных героев мультипликационной вселенной мастера. В мультфильме звучит музыкальная композиция «Sanpo», то есть «прогулка». Эту узнаваемую мелодию написал Дзе Хисаиси. Для Миядзаки он как Нино Рота для Феллини или Анджело Бадаламенти для Дэвида Линча: не просто постоянный помощник, а соавтор произведения. 

Впервые их совместная работа была проделана над картиной «Навсикая из Долины ветров» в 1984 году. Последний раз, на сегодняшний день, вместе они работали над картиной «Ветер крепчает» 2013 года. 

Работа над композицией отходит от европейских канонов. Во-первых, синопсис картины всегда общего вида. Во-вторых, сопровождается он всего десятью ключевыми словами, ничем больше. На этой основе композитор и пишет музыкальное сопровождение. Это говорит нам о том, что музыка очень важна для эстетики режиссера, ведь, получается, что от нее и начинает складываться общая картина. Музыка все объединяет. 

«Небесный замок Лапута», 1986

Источник: kinopoisk.ru 

Это первый фильм в истории студии «Гибли». В титрах фигурировали уже знакомые всем Хаяо Миядзаки и Дзе Хисаиси. Основная тема картины — оркестровая мелодия. В фильме звучит как инструментальная версия, так и нежная вокальная. Впервые мы слышим ее, когда главная героиня, Сита, падает на землю с огромной высоты. При просмотре кажется, что она разобьется, но внезапно в дело вступает ее оберег — летающий камень, который замедляет падение. Удивительный момент: музыка выходит на кульминацию за пять секунд до того, как камень расправляет крылья.

Disney, Миядзаки и тишина

Проматываем 20 лет и оказываемся на рубеже столетий. Теперь Миядзаки известен во всем мире, его работы наконец сочла потенциально прибыльными компания Disney. «Небесный замок Лапута» оказывается одной из нескольких работ режиссера, которую переснимают в Америке. Причем речь не только о дубляже, ведь изменена еще и музыка. Музыка потеряла свою камерность и атмосферность. Появились профессиональные «музыкальные заплатки»: небезызвестный Харви Вайнштейн считал, что искушенная музыкой американская публика не готова к «молчаливым» и «скудным» японским мультфильмам, поэтому музыка была дописана.

Есть одно сугубо японское понятие: «ма». «Ма» — это тишина, пустота, возникающая, например, между репликами в разговоре, но не осознаваемая при этом как неловкая, а наоборот: умиротворенная и даже желанная. Японская философия: не нужно всегда говорить, стоит иногда и помолчать. В переводе на язык кино, иногда стоит взять паузу, не заполнять все пространство фильма экшеном, в том числе и звуковым.

«Унесенные призраками», 2001

Источник: kinopoisk.ru 

Несомненно, «Унесенные призраками» — культовый фильм режиссера. Саундтрек к нему начинается с легких аккордов — речь про хитовую тему «One Summer’s Day». Мы слышим эту мелодию, когда главная героиня едет с родителями на автомобиле и размышляет о том, что ждет ее в будущем. Она еще не знает в какой переплет событий она попадёт, оказавшись в заброшенном парке развлечений. 

Рассмотрим сцену, где главная героиня, девочка Тихиро, едет с Безликим на поезде к колдунье Юбабе до шестой станции. Мелодия этого эпизода так и называется: «The Sixth Station». В фильме, который полон экшна, это очень ценный эпизод: долгожданный момент перерыва. На протяжении трех минут ничего не происходит, никто не произносит ни слова. Мы видим только героев, которые неподвижно сидят в поезде. Перед нами настоящий образец «ма». Показательно, как здесь ведет себя музыка: она не умолкает, а озвучивает эпизод от начала до конца. Для написания используется фортепиано, как символ чего-то человеческого. Фортепиано здесь — зеркало человеческой души (для изображения другого мира используются органные и восточные инструменты). 

Дзе Хисаиси, как могло показаться, наследует совсем не романтическую традицию, а продолжает традиции импрессионистов. Разница заключается в том, что функциональная гармония романтизма предполагала наличие тонального центра, то есть устойчивой опоры, к которой тяготеет и стремится вся остальная музыкальная структура. То есть это логично организованная система даже при всех чувственных «выкрутасах», потому что у нее есть начало и конец, центр и периферия, завязка, кульминация и развязка. 

У Хисаиси мы услышим фортепианные переливы и ничего романтического не найдем. Эта музыка не движется из пункта А в пункт Б, она просто существует во времени. Картины художников-импрессионистов характеризуют так, что в них как будто увековечивается в бесконечности конкретный временной момент. Японское «ма» представляет собой схожее продление момента. В его философии проживание времени, наслаждение статикой. Поэтому статичная сцена из «Унесенных призраками» кажется идейным центром фильма, поэтому она так уместна, к ней подобран такой саундтрек.

Дзе Хисаиси искусно подбирает нужную музыку для разных декораций: восточного и европейского миров. Для фильмов в европейских декорациях он подбирает и нужные музыкальные формы — вальсовые размеры. То есть композитор охотно подстраивается и под ту или иную географию, и столь же охотно модифицирует свои методы в зависимости от режиссерских задач.

Какова специфика работ Хисаиси и Миядзаки? 

В одном из интервью Хисаиси говорит: «Я не люблю работать с режиссерами, которым музыка нужна лишь для подчеркивания звуковых эффектов. Я предпочитаю работать с теми, кто ценит ее так высоко, как она этого заслуживает». 

Миядзаки и его творчество — именно такой случай. Порой мы не учитываем синхронизация музыки и картинки, как в эпизоде из «Небесного замка Лапута». Мир, в который помещено действие, не всегда озвучен именно инструментами, а иногда мелодий в нем даже маловато (так считал Харви Вайнштейн). Все это делает музыку Дзе Хисаиси только более ценной. Чем реже она выходит на передний план, тем выразительнее становятся кадры. Чем меньше в ней примитивной синхронизации, тем больше эмоционального смысла. 

Плейлист с музыкой из работ Хаяо Миядзаки: