Monday, June 24th, 2024

«Лишили голоса, распяли душу». Трагедия Ники Турбиной

Ее имя внезапно прогремело на весь мир и также внезапно кануло в лету на долгие годы. Сейчас некогда знаменитую девочку, которую считали настоящим феноменом и которой восхищались даже проверенные временем акулы пера, знает далеко не каждый человек, даже являющийся соотечественником поэтессы. Удивительный для ребенка талант и яркая, короткая жизнь, полная загадок и противоречий – так можно описать жизнь Ники Турбиной. 

«Жизнь моя – черновик»

История Ники Торбиной началась в Ялте 17 декабря 1974 года. Девочку воспитывала мать Майя, художница и дочь писателя Анатолия Никаноркина. Именно поэтому в доме Ники все время звучали стихи – как деда, так и признанных, знаменитых авторов, например, знакомого Майи Никаноркиной Андрея Вознесенского. 

Это, отчасти, и оказало сильное влияние на будущее увлечение девочки. С трех лет она начала сочинять свои первые стихи. Майя сразу увидела в дочери талант и ночами записывала строки, которые, как говорила сама девочка, «шептал ей бог». Стихи больного ребенка (с раннего детства Ника страдала астмой и бессонницей) были депрессивными, тяжелыми, чаще всего они написаны белым стихом, однако восхищения матери, которая сама пробовала себя в поэзии, нигде не публикуя свои работы, это не убавляло. 

«Лишили голоса, распяли душу». Трагедия Ники Турбиной, изображение №2

К слову, связь матери и ребенка была на удивление крепка. В одном из первых интервью восьмилетняя Ника сказала: «у нас с мамой одно сердце на двоих».

Затем Нику, написавшую уже множество стихотворений, отправили в школу, а в это время бабушка юной поэтессы показала одно из ее творений («Тяжелы мои стихи – камни в гору») Юлиану Семенову, который был поражен талантом ребенка до глубины души. 

Писатель назвал стихотворения Ники «гениальными» и с его рекомендации семья Никаноркиных опубликовала первые работы девочки в газете «Комсомольская правда». Так началась громкая слава Ники Турбиной. 

Когда ей исполнилось восемь лет, был опубликован первый сборник стихотворений авторства Ники Турбиной «Черновик». Книга произвела фурор, а впоследствии была переведена на 12 языков. Пошла вереница концертов, выступлений, интервью. Началась дружба с литературными асами (в особенности тепло к Нике относился Евгений Евтушенко). Это сильно повлияло на отношение девочки к учебе, поэтому до конца жизни поэтесса не была сильна в грамоте и писала с ошибками.

Зато с покровительства Евтушенко Торбина, взявшая творческий псевдоним Турбина, сыграла в своем первом кино – «Детский сад».

Через три года Майя оставила Нику в Ялте, а сама переехала в Москву, где родила вторую дочь – Марию. Поэтесса восприняла это очень болезненно, появились строки: 

«Только, слышишь, не бросай меня одну. 

Превратятся все стихи мои в беду». 

Позже и Ника перебралась в столицу, где пошла в школу №710. Училась она плохо, как в плане успеваемости, так и поведения. Евтушенко же постепенно отдалился от их семьи, заявив, что Майя Никаноркина лишь пытается вытянуть из него деньги, и его поступок тоже сильно ранил Турбину. 

В 1987 году поэтесса посетила США, где, по словам бабушки Ники, виделась с Иосифом Бродским. Однако ключевым событием этой поездки стала рекомендация американских психологов: все единогласно утвердили, что при такой нагрузке ребенку необходима помощь. 

В свои 15 лет Турбина исполнила роль воспитанницы интерната для трудных детей в картине режиссера Аян Шахмалиевой «Это было у моря». Последнюю для себя роль в кино, несмотря на мечту стать актрисой. 

Карьера поэта на то время тоже уже подошла к концу. Публичных выступлений больше не было, а сама Ника писала свои последние стихи, и то гораздо реже. Последний сборник «Ступеньки вверх, ступеньки вниз…» увидел свет в 1990 году, подчеркнув конец ее творческого детства. 

«Лишили голоса, распяли душу». Трагедия Ники Турбиной, изображение №3

«Я – позабытый стих»

Потеря интереса публики стала для Ники трагедией. В обычный ритм ее жизни вошли алкоголь, побеги из дома, мимолетные романы, склонность к самоповреждению. Раньше горькими, печальными были только ее стихи. Теперь боль строчек перешла на саму поэтессу. Разбилась даже мечта всей ее жизни: поступив во ВГИК в мастерскую Джигарханяна, Ника бросила учебу уже через год, жестоко разочаровавшись в ней. 

В 1990 году шестнадцатилетняя Турбина уехала в Швейцарию к психиатру Джованни Мастропаоло, с которым у нее была разница в возрасте в 60 лет. Его методика – лечение с помощью искусства, и часто для этой цели он использовал стихи самой Ники. Поэтесса прожила с Мастропаоло в Лозанне год, после чего вернулась в Россию.

Спустя еще три года безуспешных поисков работы, Турбина без экзаменов поступила в Московский институт культуры, где нашла нового покровителя и близкого друга – Алёну Галич. Общение с ней пошло на пользу Нике, которая была в подавленном, болезненном состоянии как физически, так и морально. Галич взяла с нее обещание бросить пить и даже добилась того, чтобы поэтесса «зашилась», помогала ей финансово, например, оплачивала телефонные счета самостоятельно, а также стремилась вернуть Нику в поэзию, что удалось сделать на некоторое время. 

Однако 17 декабря, как только Турбиной исполнилось 20 лет, она сорвалась. Снова начала пить, а затем бросила учебу и уехала с молодым человеком, Костей, в Ялту. Отношения долго не продлились, а восстановиться в институте у Ники вышло только на заочное отделение. 

После этого перестало помогать даже покровительство Галич. Началась черная полоса в жизни поэтессы. В мае 1997 года Ника во время ссоры с другом упала с балкона и сломала ключицу, повредила позвоночник, но осталась жива благодаря тому, что смогла вовремя зацепиться за дерево. Лечь в специальную американскую клинику, в которую оформила подопечную Галич, Турбиной помешала ее мать, внезапно забравшая ее на родину, в Ялту. Однако там у Ники случился буйный припадок, после которого Майя закрыла ее в местную психиатрическую больницу. 

«Лишили голоса, распяли душу». Трагедия Ники Турбиной, изображение №4

После выхода из клиники Турбина не работала. Иногда играла в спектаклях, писала сценарии для детских выступлений, пыталась снять фильм про выживших самоубийц. 

Оборвалась ее жизнь внезапно и трагично. 11 мая 2002 года Ника Турбина выпала из окна пятого этажа в квартире своих друзей. 

К приезду скорой она еще была жива. Как вспоминает Алена Галич: 

Я потом говорила с соседями, нашла медсестру, которая ехала с Никой в машине скорой помощи. Она рассказала, что когда взяла шприц, чтобы сделать Нике обезболивающее, та отвела ее руку – «Не надо». 

В графе «причина смерти» благодаря хлопотам Галич, которая нашла свидетелей, якобы слышавших крики о помощи перед гибелью поэтессы, до сих пор стоит прочерк. 

Похоронена Ника Турбина на Ваганьковском кладбище, в 72 секции колумбария. 

«Я не хотела умирать…»

От друзей и знакомых Ники Турбиной осталось множество воспоминаний, и не меньший след она оставила в будущих произведениях искусства. 

О ее жизни вышло два документальных («Три полета Ники Турбиной» и «Ника Турбина: Последний полет») и один художественный фильм («Ника», 2022). 

На родине поэтессы, Ялте, в 2009 году установили мемориальную доску в честь 35-й годовщины со дня рождения Ники Турбиной. А сейчас ведутся переговоры о том, чтобы открыть музей и построить памятник. 

Музыкальный панк-коллектив «Дырокол» выпустил в 2020 году песню «Турбина», а пермская метал-группа Villdyr Uralerne создала композицию «Последний полет Ники Турбиной», написанную по мотивам ее стихотворений. 

Алёна Галич о подопечной вспоминала исключительно с теплотой: 

«Возможно, если бы я встретилась с ней раньше, когда ей было 14 лет, я бы еще могла ее вытянуть. Один раз она мне сказала: «Знаешь, у меня не идут строчки на ум. Наверное, Бог от меня отвернулся»

А Евгений Евтушенко посвятил Нике стихотворение «Дети – тайные взрослые». 

«Не я пишу свои стихи?»

Однако находились и критики, и создатели слухов о Турбиной. Например, считалось, что Вознесенский – настоящий отец Ники, а в подлинности стихотворений поначалу сомневался даже Юлиан Семенов, поспособствовавший началу славы девочки. 

В 2018 году Александр Ратнер, близкий друг семьи Никаноркиных, посвятивший много лет на исследование ее творчества, издал подробную биографию поэтессы: «Тайны жизни Ники Турбиной» и продолжение 2020 году «Ника Турбина и около нее». В ней находит подтверждение теория о том, что значительная часть стихов (если не вся) была написана не девочкой, а ее матерью – Майей. По его выводам выходит, что семья Турбиной использовала ее ради славы и денег, что нанесло непоправимый ущерб психике и здоровью маленькой Ники. 

Другие исследователи считали, что творчество Турбиной неподдельно, однако сильно переоценено из-за возраста поэтессы. Как заявил Валентин Берестов, это лишь «взрослые стихи не очень талантливой женщины». 

А вот как прокомментировал славу Турбиной Юрий Богомолов в интервью «Российской газете»: 

Жила-была девочка на Юге СССР. У неё обнаружился дар писать стихи. Если отвлечься от возраста автора, то не трудно заметить, что дар девочки Ники был невеликим.

Между тем, некоторые литераторы оценивали творчество Турбиной весьма высоко и верили в ее талант. Это Юрин Семенов, Евгений Евтушенко, Елена Камбурова и другие известные личности. Также отдельно отмечалось то, как девочка держалась на сцене, ее артистизм. 

Дмитрий Быков считает, что психика ребенка была расшатана, а затем и вовсе убита резкой славой и внезапным забвением: 

Алкоголиками, бабниками или даже, чем чёрт не шутит, мошенниками писатели становятся только тогда, когда им не пишется. И то же происходит с молодой поэтессой Никой Турбиной, выпрыгнувшей из окна после десяти лет депрессии, и сколько ещё народу спилось или скурилось, чувствуя иссякание персонального кастальского ключа, — не перечесть.

«Ищите правду в самих себе»

Поразившая своей уникальностью весь мир, Ника Турбина и ее трагичная, отчасти даже мистичная в творческом ключе жизнь навсегда останется загадкой для читателя. Могла ли маленькая девочка писать такие глубокие, пусть и не идеальные по форме произведения, или же это и вправду работы ее матери, желавшей славы – спорный вопрос и сугубо личное мнение каждого человека. Одно останется неизменным – имя Ники Турбиной гремело, гремит и будет греметь еще долгие годы.