Monday, April 22nd, 2024

Интервью с Сергеем Немцевым: секреты исторической реконструкции

Фото: Зелимхан Евлоев

Историческая реконструкция — это образовательная или развлекательная деятельность, в которой присутствуют как элементы ролевой игры, так и научного эксперимента, а также серьезное занятие историей. Историческую реконструкцию рассматривают как особый вид досуга и хобби.

Реконструкции были популярны еще в Древних Риме и Греции. Римляне устраивали костюмированные представления военных побед того времени. Сейчас же люди воссоздают любую интересную им историческую эпоху в полном объеме по данным из научных источников и археологических раскопок.

Особый интерес вызывают военно-исторические реконструкции, они проводятся либо как музей или фестиваль «живой истории», либо как турниры. Это два разных направления реконструкции.

Лучше всего рассказать об этом движение может его участник. Сегодня у нас в гостях Сергей Немцев, специализирующийся на Раннем Средневековье. Но сначала — о месте, где состоялась наша встреча.

Помните — «есть в графском парке темный пруд»? У нас в московской Битце есть кое-что поинтереснее — лысая гора с древним капищем. Здесь находился храм языческих богов, им поклонялись и приносили дары, отмечали праздники и совершали обряды. Сейчас на Лысой горе завязывают ленточки, загадывая желание.

Тут же стоит и ладья, связующая этот мир с миром предков. Она качается на цепях, укрепленных на четырех столбах, которые называются Мал, Млад, Зрелый и Старый.

На горе расположены пять срубов. Внутри них находятся каменные жертвенники. В центре капища раньше были боги-идолы – Перун, Сварог, Макош и Велес.

Лысая гора – волшебное место, и в наши дни бытует легенда, что идолы не всех подпускают к себе. Если человек не чист душой или не достоин войти в капище, то и не попадет он сюда, как бы и не искал. Нас же Сергеем гора встретила приветливо, и после грозы вышло яркое солнце.

— Сергей, как ты пришел в реконструкцию?

— Это было больше внезапно. Первоначально я ездил на разные фестивали по исторической реконструкции как турист. Это было красиво. Посмотреть, походить по ярмарке. Но в какой-то момент мне пришла в голову мысль – это же классно, когда люди сражаются, чувствуют себя викингами и варягами, когда в руке меч и щит. Эта мысль долго не давала мне покоя, пока я все-таки не принял решение и не стал сам реконструктором.

— То есть реконструкция дает погружение в другую эпоху и уход от реальности?

— Для меня нет. Хотя для части реконструкторов так и есть. Я же представляю это как войну, где я могу стать защитником, воином. Это дает мне возможность проявлять свою ловкость, удаль.

— Кто вас учит приемам битвы?

— Всегда лучше, когда есть тренер или близкий товарищ. Он способен показать приемы, провести работу над ошибками. Обычно это те, кто давно занимаются реконструкцией, у кого есть боевой опыт. Они тренируют, рассказывают, как правильно держать оружие в руках, как наносить удары.

–- Какие меры предосторожности должны соблюдаться во время битв?

— Есть определенный ряд правил. Например, нельзя быть в лицо, наносить колющие удары, также не следует бить в локтевые суставы, в колени. Этот «кодекс чести» надо соблюдать, потому что прежде всего это фестиваль и встреча друзей, а не желание как больше навредить человека или проявить агрессию. Опять же, это все должно быть в голове у человека, когда он выходит на бугурты (примеч. сражения). Стоит осознавать, что перед тобой не настоящий противник, которого надо захватить в плен или собрать с него дань. Надо помнить, что Завтра он будет работать рядом с тобой в обычной жизни.

— Почему тебя привлекает эпоха Раннего Средневековья?

— Как правило, реконструкторов «цепляет» именно та эпоха, в которую ты впервые попал на фестивале. У меня первыми фестивалями, которые я посетил как турист были как раз «Русборг» и «Ладейное поле». Соответственно, это была эпоха Раннего Средневековья, я познакомился там с реконструкторами. В дальнейшем они помогали мне сшить одежду, обувь, сделать доспехи, поэтому фокус был именно на эту эпоху. Это было то, что было рядом со мной.

Фото: Зелимхан Евлоев

— В какую эпоху вовлечено большинство реконструкторов?

— Трудно ответить. Кому-то нравится эпоха викингов из-за её эпичности. Кому-то средневековье из-за большего разнообразия холодного оружия и стилей. Кто-то представляет себя мушкетером или стрельцом, Кто-то рыцарем, а кого-то прельщает форма и наряды 19 века. Как говорится на вкус и цвет.

— Я знаю, что во время фестиваля Русборг нельзя пользоваться современными гаджетами. Как молодой человек справляется с отрывом от виртуальной реальности?

— Ты должен быть сильнее зависимости от гаджетов и не поддаваться ей. Конечно, если есть необходимость сделать срочный звонок, выйти в сеть, то вполне возможно это сделать скрытно от глаз жителей крепости, как называют участников Русборга. Не в плане спрятаться, а или из палатки, или выйдя за территорию, чтобы сам фестиваль оставался по-настоящему средневековым, чтобы любой человек, будь он туристом или самим реконструктором, чувствовал себя погруженным в эпоху, чтобы его взгляд не отвлекала «современность»: гаджеты, пластиковые бутылки, железные приборы обеденные (ложки, вилки). Раз люди приезжают на фестиваль почувствовать себя жителями средневековой крепости, то здесь должно быть осознанное желание поучаствовать в «живой истории», а не повод выехать на природу, поспать в исторической палатке и поиграться в телефон.

— На Русборге только один день гостевой. Открой тайну, что происходит в другие дни?

— В принципе то же самое, что и в гостевой. Только программа более ориентирована на реконструкторов. Это в первую очередь мастер-классы, какие-то определенные турниры, например, по метанию сулиц (прим. Разновидность метательного копья), стрельбе из лука, которые будут не столь интересны туристам. Туристический день хотят сделать более насыщенным именно для зрителя, то есть это война, штурмы, спортивные соревнования, конные программы. В общем, все, что увлекает и заставляет вовлечься в реконструкцию и фестиваль. А в закрытые дни участники Русборга просто живут для себя, что-то шьют, делают посуду, куют разные железные приспособления, инвентарь, оружие в конце концов. Ну и наслаждаются средневековым бытом без отвлечения на туристов и посторонних людей.

— Я читала, что для исторической реконструкции пишут сценарий. Как все происходит на Русборге?

— Есть определенная программа фестиваля, где «активности» расписаны по дням и по времени. Допустим, если все одновременно будут проводить состязания, турниры и мастер-классы, то человек, который хочет поучаствовать в игре в тавлеи и хочет пометать сулицу, не попадет и туда и сюда. Надо будет выбирать, поэтому создается расписание. Например, в пятницу в двенадцать дня — метание, а в два часа дня —турнир по игре в тавлеи (прим. Средневековая игра, напоминающая современные шахматы), в три — мастер-класс по шитью одежды Раннего Средневековья. Это позволяет участникам фестиваля охватить весь спектр «мероприятий» без накладок и неудобств.

Фото: Зелимхан Евлоев

— Меня, как и любую девушку, интересуют украшения и ткани. Какие товары продаются за стенами Русборга?

— Это разные вещи. Непосредственно украшения, связанные с реконструкцией: гривны, цепочки, какие-то браслеты, височные кольца, бусы. Оружие продается. Одежда, в основном это обувь. Какие-то ткани, это валяные, льняные, шерстяные «отрезы». Звериные шкуры также продаются. То есть все, что использовалось в обиходе, в походах, в быту жителями Раннего Средневековья: славянами, византийцами, скандинавами, другими европейцами, продается мастерами-ремесленниками. С начала фестиваля заезжают торговцы, разбивают шатры, выкладывают свои товары на лотки и продают каждый то, что привез и на чем специализируется. Туристы могут купить все, что им хочется. Нет таких ограничений, например, вот это нельзя приобрести, а то можно. Товар для реконструкторов и туристов одинаков. Правда, в гостевой день приезжают много других торговцев, которые продают реплики, стилизацию, очень много детских игрушек: мечи, щиты, топорики, «неправильные» шлемы викингов с рогами, которые не соответствуют исторической правде, это уже те товары, которые ориентированы на туристов, а не реконструкторов. Хотя если реконструктор хочет купить себе шлем с рогами, чтобы дома удивлять гостей, ему никто не запретит это сделать. Но использовать в реконструкции такие вещи нельзя.

— Где участники едят все 5 дней фестиваля, и кто готовит еду?

— Всегда можно приготовить еду самому, сделать кострище, поставить треногу, достать котелок и сковородки. Жарить мясо, варить супы, резать салаты, все, что доступно. Ведь мясо, курица — все это было, и можно свободно еду готовить самому. Для тех, кто не хочет, не может, ленится, есть таверна, где продаются исторические блюда, те же супы (например, грибные, чечевичные), мясо в виде шашлыка или вареного. Там не продаются гамбургеры, потому что это фестиваль исторической реконструкции, поэтому готовится традиционная для того времени еда.

— Что делают во время реконструкции женщины? Ведь в эпоху викингов они обладали почти такими же правами, как и мужчины.

— Они обычно занимаются бытом лагеря. В первую очередь готовят еду для себя, для воинов, для детей. Занимаются ремеслами – шьют, ткут, вяжут. Некоторые из них торгуют и принимают участие в разных спортивных состязаниях. В битвах участвовать запрещено, потому что раньше они это делали от безысходности, приходилось брать оружие и защищаться от врага, в наших реалиях женщина не подвержена нападению извне на фестивале. И все-таки общее мнение таково: женщина не должна воевать, она хранительница домашнего очага, мать детей, любимая женщина. А когда женщина с оружием — немного статус ее меняется, и это неправильно.

— Я знаю, что реконструкторы ездят семьями на фестиваль, что во время битв делают дети?

— Дети делают все то же, что и в повседневной жизни. Они просто играют, сражаются на своих деревянных мечах, щитах, бегают по крепости, общаются между собой. Маленькому ребенку особо ничего не надо. Были варианты, когда устраивали некоторые из наших товарищей реконструкторов, такие импровизированные детские сады, где строили площадки, с ними занимался воспитательница, но это была не глобальная тема, а скорее одномоментная.

— Как твоя семья относится к увлечению Средневековьем? Поддерживает, принимает участие в фестивале вместе с тобой?

— Я скажу — нейтрально, им не так интересно. Они говорят: ты занимаешься реконструкцией, и отлично. У тебя есть хобби, оно никому не мешает, занимайся. Многие берут с собой детей, я, наверное, тоже буду брать с собой ребенка. Правда, когда он подрастет, потому что брать совсем маленьких детей неудобно, поскольку ты посвящаешь все время ребенку, его надо кормить, одевать, это постоянный контроль и внимание. Когда он станет постарше, ему будет интересно поспать в палатке, поиграть со сверстниками, забраться на башню. Моя семья относиться к этому нейтрально, занимайся там, а мы пока тут.

— Почему многие считают реконструкцию странным хобби и воспринимаю ее как «игру в войнушку»?

— Для многих реконструкторов, людей играющих в страйкбол, реконструирующих XVII век, наполеонику или занимающихся необычными видами спорта, походами, экстремальным туризмом, я считаю, это помогает заполнить пустоты в детстве, когда ты не наигрался в индейцев и хочется дальнейшего продолжения детского драйва и беззаботности в сфере игры. И как раз для меня реконструкция и бугурты интересны именно этим: я могу помахать оружием, схватиться с соперником. А считают странным, потому что у каждого свои интересы, кому-то интересно играть в компьютерную игру, кто-то коллекционирует значки, скупать их на всех антикварных рынках. Люди по-разному относятся к своему хобби и хобби других людей.

Фото: Зелимхан Евлоев

— Можно ли жить за счет реконструкций или это хобби?

— Конечно, можно. Есть определенные клубы, люди, которые возвели реконструкцию не просто в ранг хобби, а именно в ранг бизнеса. То есть за счет каких-то показательных выступлений, ярчайших представлений, крупнейших фестивалей они делают бизнес. Они дают участникам фестиваля насладиться атмосферой, событиями, зрителям — наблюдать и восхищаться, вовлекаться, но в то же время зарабатывать на этом деньги. Да, такое тоже есть.

— Не кажется ли тебе жизнь скучной и пресной после возвращения с фестиваля?

— Наоборот, в моем случае, если брать конкретно меня или часть знакомых ребят, то приезжая с фестиваля и окунувшись в эпоху викингов и почувствовав себя древним скандинавом, возвращаясь в обычный мир, хочется оказаться в современном мире и реализовывать себя по-прежнему. Это дает больше драйва и вкус жизни. Ты отвел душу, получил острые ощущения и с азартом готов дальше двигаться, работать и развиваться здесь и сейчас.

— Если я решу стать реконструктором, какими качествами мне надо обладать?

— Желанием. Самое главное — это желание заниматься реконструкцией. Если у тебя не будет стимула сшить одежду, украшения купить или изготовить самой, читать литературу., то ничего не получится. Это же все равно надо искать по источникам, понять для себя, что ты хочешь, какой комплект. Если ты хочешь быть настоящим реконструктором, тебе придется подбирать не просто одежду из разных регионов, собирать это все в кучу, да, это может нормально смотреться по раздельности. Да, но только это платье из девятого века, а юбка — одиннадцатый. Это немного ненастоящее, по-хорошему, надо взять одно захоронение, изучить его, какие были комплекты одежды, украшения и полностью подбирать себе такое же, но сделанное в наши дни. Это трудозатраты, это время. И только желание повлияет на то, готова ли ты тратить на это время, силы и, безусловно, деньги. Причем в отличие от наполеоники XVII века, многие выбирают Раннее Средневековье, потому что оно наименее затратное именно в плане реконструкции костюма, ты можешь сшить одежду изо льна и шерсти. Щит я делал сам, бармицу (прим. элемент шлема, в виде кольчужной сетки, прикрепленной к шлему по нижнему краю) на шлем тоже. Единственное, что я купил у кузнеца — это меч и шлем, потому что это надо выковать, это сложная работа и знания.

— Каково это — чувствовать себя викингом?

— Не знаю. Для меня быть викингом — это какое-то чувство гордости, ощущение себя героем прошлых лет, причастности к истории, возможность почувствовать себя воином, поскольку викинги и варяги всегда были. И когда ты берешь в руки оружие, неважно какое, ты знаешь, что ты — воин, готовый сражаться за семью, за близких, за Родину. Это ободряет и воодушевляет.


Должна признаться: рассказ Сергея об исторической реконструкции произвел на меня сильнейшее впечатление. Согласитесь — это разговор об осмыслении своих корней через обращение к истории. И одновременно это романтика.