Monday, February 26th, 2024

Репортаж с концерта Бличер Хэммер Гэдд: почему джаз – это классно?

16 ноября 2019 года в Московском Международном Доме Музыки прошел концерт знаменитого на весь мир джазового трио «Бличет-Хэммер-Гэдд».

Картинки по запросу Бличер-Хэммер-Гэдд

Музыканты впервые выступали в России и по-русски могли сказать только «Спасибо» и «Добрый вечер», но саксофонист трио Майкл Бличер обещал, что к следующему визиту они будут гораздо лучше говорить на русском.

«Не туда! Налево!», — говорю Лене под гул машин. Который раз мы идем в Московский Международный Дом Музыки, а вот впервые чуть не свернули с нашего пути на дорогу к стоящему по соседству отелю, который в темноте похож на Дом Музыки, как близнец. Мы опаздывали. Но когда мы поднялись наверх, преодолев проходной пункт металлоискателя и гардероб, узнали что пропустили всего 2 произведения.

Мы с Леной обожаем джаз и купили билеты на этот концерт за полгода. Заходя в Светлановский зал, самый большой зал Дома Музыки, мы, наконец, видим музыкантов. Для тесного трио совсем не нужна эта большая сцена, а зрители поместились бы и в зал поменьше. «Но они все-таки иностранцы, и поэтому им непременно следует играть в самом большом и известном зале Московского Международного Дома Музыки. И это прекрасно!», — радуемся мы приходу в этот до боли знакомый зал, как возращению домой после долгого рабочего дня.

Мы садимся на свои места, и тут мне открывается вид на чью-то не приводящую меня в восторг шею. Передо мной сидел высокий мужчина, закрывающий мне обзор на две трети долгожданного трио. К счастью, слева было свободное местечко, и мы передвинулись. Теперь ограниченный пейзаж был у Лены. Долговязого мужчину мы прозвали «Головой», но просить его снять голову все-таки не стали. Мы погружаемся в музыку, ради нее-то мы и пришли сюда.

Наступает антракт, и мы пересаживаемся на свободные места на ряд вперед слева от Головы. Теперь нам ничто не будет мешать. Ближе к началу второй части концерта, зрители стали возвращаться на свои места.

Принято приходить на концерты нарядными, но у каждого свое мнение на этот счет. Например, легендарный барабанщик из трио, Стив Гэдд, пришел в простой серой футболке, в то время как его коллега, саксофонист Майкл Бличер, стоит в костюме и коричневой шляпе.

Гений хаммонд-органа, Дэн Хэммер, тоже одет в костюм. Орган Хаммонда — это электромеханический орган, который занимает не больше места, чем пианино, в отличие от клавишного духового органа. Дэн Хэммер оказался самым серьезным из джазового трио по впечатлению Лены, профессиональной пианистки.

Глава джазового трио, барабанщик Стив Гэдд, играет энергично и со знанием дела. Время от времени Бличер и Хэммер останавливаются, и Гэдд продолжает самостоятельно играть. Он так быстро, виртуозно и, казалось бы, хаотично играет, что невозможно оторвать взгляд от его рук и понять, как же он не запутывается, играя с такой-то скоростью.

«Все верно, Стив Гэдд обладатель премии «Грэмми» за 2019 год. Он величайший барабанщик всех времен», — подтверждает наше мнение о нем интернет.

Саксофонист трио, Майкл Бличер, рассказывает предыстории к каждому произведению:

— У меня есть 2 дочери. Одной из них сейчас 18 лет. Когда она была маленькая и ревела, тогда я включал ей эту музыку. Она сразу переставала плакать и просто танцевала со мной.

«Да и он сейчас танцует как заведенный!», — отмечает с улыбкой Лена. Эта музыка стоила того, чтобы танцевать. Покрутив головой в разные стороны, можно было обнаружить пританцовывающих, топающих или хлопающих по коленке людей со всех сторон. Даже Голова со своей спутницей веселились от души, ритмично двигая корпусами из стороны в сторону и хихикая от восторга. А сосед слева все хлопал рукой по коленке, его подруга же топала и кивала головой в такт музыке.

— Стало быть, джаз дает людям много энергии, заряжает их, — делаем мы с Леной вывод об атмосфере в зале.

Музыканты уходят со сцены, а зал аплодирует и визжит. Через полминуты они возвращаются.

«Очень приятно, что вы вызываете нас на бис. Но мы и так собираемся еще поиграть вам»

— улыбается бушующему залу саксофонист Майкл Бличер. По окончании концерта музыканты проводят автограф сессию, и очередь к ним выстраивается через весь вестибюль Московского Международного Дома Музыки. Мы подходим к очереди почти в самом ее начале, когда она составляет всего лишь метра три.

Получив автографы, мы с удовольствием отправляемся домой. Феноменальный заряд энергии мы сегодня уже получили!