Saturday, May 25th, 2024

Снимаем маски: стоит ли опасаться коронавируса и какова реальная ситуация с аптеками?

Всё чаще мы слышим: «Скоро коронавирус окажется и у нас, необходимо укреплять иммунитет» или «смертельный вирус уже в России, власти просто не хотят создавать панику».

Решение, однако, предлагают примерно одинаковое — по словам «экспертов» в соцсетях, сейчас нежелательно выходить на улицу. А если возможности отсидеться нет, предлагается ходить в масках и при малейших признаках простуды пачками пить таблетки.

Где-то на витринах аптек вскочил ценник на противовирусные лекарства и маски.

Неравнодушные жители тут же начали размещать на окнах и дверях аптечных пунктов наклейки с надписями: «в этой аптеке завышают цены».

Но всё ли так плохо? Аптеки действительно неоправданно завышают цены? Кто всё-таки виноват: производители, дистрибьюторы или сами аптеки? Можно ли найти лекарство от коронавируса в аптеках?

Источник: news.yandex.ru 

10 февраля в НСН состоялась пресс-конференция «Коронавирус: что ждёт аптеки, завышающие цены на маски и лекарства?».

На вопросы отвечали исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева, Сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев и председатель Координационного совета Российской ассоциации аптечных сетей, генеральный директор ООО «НЕО-ФАРМ» Нифантьев Евгений Олегович.

Как влияет коронавирус на фармацевтический рынок России? 

Н. Игнатьева:

– К счастью, пока никак. А вот поведение причастных к медицинской сфере нас расстраивает. Сейчас аптеки даже испытывают некоторые нападки со стороны общественности, якобы они самостоятельно завышают цены. Лекарственные препараты продаются в аптечных организациях, а вот маски могут продаваться и в обычных магазинах. И чтобы обеспечить всё население масками, надо браться за регулирование их продаж, которое не производится. Для разрешения ситуации необходимо сначала ввести механизм регулирования, а потом, в соответствии с ними, наводить порядок. 

Картинки по запросу "нелли игнатьева"
Н. Игнатьева

На сегодняшний день наша ситуация особо не меняется. Сейчас максимальная цена у поставщиков масок №50 (50 шт. пачка) не превышает 2000 рублей. Есть аптеки, которые располагали запасами масок, но последние уже иссякли. Здесь цены повысились. Есть аптеки, где ещё остались запасы масок. Тут цены сохранились, но это больше единичные случаи. Есть ряд аптечных организаций, которые стараются сдерживать цены любыми средствами. 

Как ваша организация относится к завышению цен?

Ю. Жулев:

– Мы столкнулись c ситуацией ажиотажного спроса. В России эпидемии нет. 

Есть несколько факторов. Встречаются слои населения, которые уже впрок бегут скупать продукты пачками, и маски заодно. Если у нас не работают стимулы и социальная ответственность, то должна быть регуляторика. По лекарственным препаратам она есть. Надо её вводить и по медицинским изделиям. В первую очередь, необходимо разобраться с ситуацией, кто реально повышает цены (производители/розничные сети/дистрибьюторы). 

Картинки по запросу "юрий жулев"
Ю. Жулев

Теперь по поводу наказаний. Если найдут нормативную базу, по которой могут наказать, это сделают. Но такой базы нет, её надо вводить. Также есть необходимость в прогнозировании. Нужно удостовериться, что есть запасы медикаментов в больницах; продумать, как они будут раздаваться населению. Это вопросы безопасности населения, государства. 

Каким должен быть законопроект, касательно регулирования цен, который предлагали на рассмотрение? Какие меры надо предпринять для предотвращения истерии? 

Е. Нифантьев:

– На сегодняшний день есть прекрасный механизм: список жизненно необходимых лекарственных препаратов (ЖНЛВП), и он должен быть. Цены на данные препараты зарегистрированы государством и пересматриваются регулярно. Оптовая и розничная наценки на них регламентирована. Это абсолютно работающий механизм. На сегодняшний день аптечный рынок — наиболее зарегулированный рынок в России. Есть конкретное предложение по улучшению ситуации с масками.

Картинки по запросу "нифантьев евгений олегович"
Е. Нефантьев

Можно добавить к продуктам ценового регулирования изделия медицинского назначения, зарегистрировать цену на них, определить оптово-розничные надбавки. Единственное, надо не забывать, что маски волен продавать кто угодно. Теперь о регулировании розничного фармацевтического рынка.

На мой взгляд, этот рынок — рынок совершенной конкуренции. Доступ к лекарственным препаратам у любого предпринимателя, даже нового, почти свободен из-за широкого филиала дистрибьюторов. К тому же рынок открыт для законодателей и покупателей, он готов показать правду о себе.  

Можно ли сейчас найти лекарства, которые могут обеспечить профилактику или лечение от коронавируса? Ведь повышаются цены не только на маски, но и на многие лекарственные препараты. 

Е. Нифантьев:

– Повышаются цены на лекарственные препараты — это всего лишь слова. Есть статистика: цены на многие лекарственные препараты даже ниже, чем были в прошлом году. Поэтому говорить о повышении цен не приходится. Если всё же есть повышение, то оно незначительное.

Посмотрев список рекомендованных к использованию против коронавируса препаратов, мы увидим, что они все стационарные, и их просто нет в аптеках. И надо понимать, что если придёт коронавирус, никакой домашней аптечкой не обойтись. Здесь нужно сразу ложиться в стационарно-инфекционное отделение.

Добавлю конкретики по маскам. Нападают сейчас на аптеки, якобы они увеличивают цены на маски. Президент прав: нужно призывать к ответу аптеки, если вдруг обнаружится, что есть такие, кто продаёт маски по цене, во много раз превышающей закупочную. Их, конечно, надо привлекать к ответственности. Но в основном сейчас наблюдается другая история.

Картинки по запросу "нифантьев евгений олегович"
Е. Нефантьев

Все маски по 2-3 рубля стоимостью были сметены в первые дни ажиотажа. Нам (“Нео-фарм”) удаётся буквально выхватывать маски у всех, у кого можно, производителей и дистрибьюторов, по 15-25 рублей. Надо разобраться, кто реально повысил цены, почему маски пропали у всех крупных дистрибьюторов, почему мы их выхватываем буквально в боевых условиях. Нужно наказать реальных спекулянтов.

Ю. Жулев:

– Любое инфекционное заболевание — тяжелейшее заболевание. Любой риск плохого исхода чаще всего связан с нежеланием пациента вовремя обратиться к врачу. Не занимайтесь самолечением.

Продавцы всего лишь пользуются моментом на фоне нашей паники. Минздрав сейчас утвердил список лекарств, помогающих от коронавируса. Они известны, но назначает и ведёт курс врач. А те лекарства, на которые повышают цены, скорее всего не так эффективны, т.к. на проверенные Минздравом препараты есть установленные цены.

Но я призываю к самодисциплине и обращению к врачу в случае признаков заболевания.

Н. Игнатьева:

– Пока у нас нет регуляторных механизмов для того, чтобы привлекать к ответственности. Есть предельная цена для производителей для ряда препаратов, необходимых для жизни (перечень ЖНЛВП).

Есть предельная отпускная цена производителя и есть предельный уровень допустимых торговых надбавок для аптек и для опта. Это говорит о том, что в различных аптеках цена может различаться, потому что аптечная организация максимальную надбавку не выбирает. То же самое и оптовая организация.

Рост цен на лекарственные препараты мы сравниваем с аналогичными периодами эпидемий. Не забывайте, что сейчас у нас сезонная гриппо-простудная эпидемия. В этом году цены держатся на приемлемом уровне. Хочется сделать акцент: если вдруг возникают симптомы простудного заболевания, незамедлительно обращайтесь к врачу.

А с точки зрения фармкомпаний, нужно регулировать предельные отпускные цены производителей и предельный уроень торговых надбавок. Конкуренция будет, с точки зрения разницы цен, но у продавцов будет предел цен, выше которого уже не прыгнешь. 

Кто повышает цены: производители, поставщики или аптеки? Почему цены на маски повышаются где-то в 10 раз? С чем это связано?  

Е. Нифантьев:

– Последовательно расскажу, как было. Обычные медицинские маски всегда стоили 1-3 рубля. И особо они никому нужны не были. Но тут возник ажиотаж, причём необоснованно. Смысла заниматься самолечением нет. Но наши граждане так и не делают, специализируются на этом спекулянты. В итоге в какой-то момент спрос на маски возрос за период в 10 дней в 150 раз.

Быстро распродались остатки дешёвых масок. И цена у производителей начала повышаться. Сейчас она составляет 14-20 рублей. А все цены выше — это, вероятно, маски гораздо более высокого качества. На сегодняшний день у фармацевтических дистрибьюторов, за редким исключением, масок нет.

Сейчас мы уговариваем напрямую производителей продать хоть какое-то количество масок с предоплатой, просто чтобы не отказывать покупателям. И те аптеки, которые понимают свою социальную ответственность, стараются снизить наценки на маски.

Мы должны понимать, что система эта — частная, коммерческая, то есть нет государственной монополии. Система не была готова к ажиотажу из-за отсутствия регулировки цен. И сейчас мы увидели её дефект, т.к. нет регуляции цен. Она, видимо, недоработана. 

Почему так не происходит с лекарствами? Их нельзя так просто перепродавать. А вот изделия медицинского назначения перепродавать могут все. Мы действительно увидели на примере этих цен на маски, что надо их регулировать. Ведь не регулируется рынок не только ценообразованием.

Сами участники рынка не регулируются, не регулируется самооборот. Необходимо включить в список ЖНЛВП изделия медицинского назначения с целью их регулирования. Сейчас закон к маскам не имеет никакого отношения. 

Мы озабочены тем, что в госдуму хотят внести законопроект, не обсудив его с отраслевым сообществом. Он предполагает фиксацию конечных цен на 3 месяца.

А цена у дистрибьюторов может меняться по 4-5 раз на дню. К чему это приведёт? Любой дистрибьютор или аптека попытается заложить в цены свои риски. И, конечно, таким образом цена вырастет на 10-15%. Любой нормативный документ должен проходить общественное обсуждение. Пора приходить от ситуативного регулирования к системному.

Сегодня мы имеем четкую картину представления того, что для медицинских изделий нужен отдельный закон. Сегодняшняя ситуация — это не про аптеки, а про недостаток системы обеспечения наших граждан медицинскими изделиями в чрезвычайной ситуации. Закон нужно вносить НЕ об ответственности аптечных организаций.

Потому что все эти регламенты о завышении цен уже существуют, ответственность уже имеет место быть. Никакая аптечная сеть не хочет лишаться лицензии. Надо регулировать обращение лекарственных средств, лекарственных препаратов. Аналогично нужно вводить регулирование на медицинские изделия, к чему мы призываем. 

Маски сейчас вернутся к прежним ценам только после того, как государство вмешается? 

Ю. Жулев:

– Не совсем. Если завтра Китай перестанет скупать все маски у производителей, то производители, естественно, вернут цены и уровень предложения к прежнему уровню.

Здесь был простой рыночный механизм, вынудивший производителей продавать дороже. Причём не наши граждане просили маски, маски просил Китай. С точки зрения присутствия масок, все дешёвые уехали. Сейчас остались только дорогие. Отсюда и завышение цен.

Чтобы его предотвратить, надо попросту запретить вывозить маскив другие страны. Аптеки — это совершенно не те организации, которые решили сделать себе состояние на масках. Производители — может быть, но это не доказано.

Источник: razumovskiyvestnik.ru